by Njuse4ka

Устала болеть не пойми чем, даже ощутила позыв что-то написать. Так воротит уже от дома, от дивана, на котором я живу днём. От рукоделия под рукой – бесконечного дурацкого розового пледа, что я вяжу под олдскульный сериал, и вышивания. Вырвалась на свободу. Плюнула на автомобиль, прошлась по солнцу до больницы. Стало вдруг хорошо, легко дышаться. Взбодрило. Помню этого терапевта шесть лет назад. Опять посмотрела на меня пытливо, сказала: «Нервы надо лечить», и добавила: «И лыжи, обязательно лыжи».

Виталик был в больнице, Люда сломала копчик, я болела, Женя – тоже, а у Лиды муж со сломанной ногой. Не смешно, но в такой обстановке надо определённо играть в «Пандемию: Наследие». Только было не с кем. Потом вроде стало проще. Отыграли «январь», в «феврале» меня снова накрыло, уложило на диван и дало в руки вязание. «Февраль» мир держался без меня. Грустила и смотрела в четыре стены. Как будто депрессия…

Занималась настолкэмпом, много и напряжённо, всем хотелось угодить. Иногда целый день до вечера. Не хотела да и забывала есть. Юшин слегка голодал, просил его кормить, работал целыми днями. Я понимала и иногда кормила.

Меня стало тошнить от маджонгтайма. Восьмого марта я играла в риичи целый день и целый день проигрывала. Вечером, когда мне показалось, что я схожу с ума, на сайт зашла Юлька и спросила: «Ты ведь будешь ещё играть?». Мозг плавал в желе из красных драконов. Поняла, что физически не способна сыграть больше ни одной раздачи. Лежала около вязания в темноте, болела голова, глаза. Риичи, как уход от реальности.

Потом стала дозировать. Много болтали по скайпу во время игры, смеялись, горячо обсуждали. Решили как-нибудь сделать видео. Главное, не материться. Это важно. Я могу нечаянно крикнуть «П***ц!», когда внезапно, дорого и не у меня. Это от расстройства. Это бывает такое. Со мной было. Мы с Юшиным тщательно скрываем, что материмся, делаем вид, что культурные. На самом деле, это не так. Но зачем это будет на видео. Не надо. Некрасиво.

Сделала себе параллельно аккаунт. Когда депрессия и мизантропия душат, тайно играю под ним. Придумала забавный никнейм (я такая придумщица): когда захожу под ним, мне почти всегда везёт. Риичи зависим от настроения и настроя, посему благодушие несёт пользу и выигрыши. Стараюсь не переборщить, содрогаясь при воспоминании о восьмом марта. Выиграла? И хорошо. И закрой вкладочку. Насладись победой. Не испорти это волшебное чувство внезапным проигрышем. Так чувствителен риичи к переменам внутри. Не надо желе.

Некоторые дни были лучше, чем другие. Я ходила на работу, а однажды поехала к Люде в гости в отдалённый район нашего вытянутого вдоль реки города. Прихватила «Замки Бургундии». Пили чай, болтали, обустраивали каждая свою вотчину. Со свиньями, правда, нехорошо получилось. Коварная Люда утащила свиней. Но понятно было, что без свиней никак. Слишком большие угодья, и всего два хода впереди. Если не закрыть, можно попрощаться с ускользающей победой. Удалось раздобыть свиней на чёрном рынке. Странно, что удалось. Идеальный баланс, отрыв – шесть очков.

Много читала эти дни. В основном, антиутопии, пока где-то по Китаю ковыляет «Эйфория» от GaGa. Всё-таки Замятина с его «Мы» не переплюнуть. Кто там? Хаксли? Нее. Не то, не то. Стругацкие сгладили какую-то комканность остального. «Котлован» Платонова смешил, но, на самом деле, там очень не смешно. Ужасно безысходно, на самом деле. Нравится. Зачитывала Юшину безумные отрывки, а он говорил: «Завязывай с наркотиками».

Вчера вечером выгулялись из дома. Молодёжный театр открывал «Европейскую весну». Давали Мамонова и «Приключения Незнайки». Неровно дышу к Незнайке — великая утопия. Мамонов смешно рассказывал-пел, а потом убил Незнайку. Было странно, но нам с Юшиным очень понравилось. Сегодня вышла из дома и увидела, что автомобиль оттаял сам по себе. «Весна», — подумала я, открыла ужасно грязную дверь, села и повернула ключ. От звука работающего двигателя на душе потеплело.

В «Пандемии» отыграли «март». Было забавно, легко и непринуждённо. Не поддающаяся лечению чёрная смерть адски расползлась, душила города. С трудом сдерживали её карантинами, но никто не хотел соваться в самое пекло. В Дели полёты запретили. После партии долго спорили – ставить или нет военную базу. Предлагала вместо этого прокачать учёного, но Женя стучала кулаком по столу и в шутку давала грозные указания, Виталик настаивал. Да и кто я? Даже «февраля» не нюхала, а всё туда же – самая умная, типа.

Потом был живой риичи. Но об этом я хочу молчать.

* * *

Спать невозможно, столько мыслей теснится в голове. Юшин мирно сопит. От нежности сжимается сердце. Хочется его разбудить и потискать. Кот тоже спит. Его бы можно было разбудить и потискать, но беспокоить никого не хочется. На дворе ночь.

14 комментариев

  1. SSS:

    Хорошо написано

  2. _GrAnd_:

    А я вот считаю, что Замятин, что Хаксли, они не дотягивают до Оруэлла. Сейчас вообще перечитываю Ночную Стражу — лучшее, что было у Пратчетта.
    13-го иду на Пикник, опять будет в нашем ДК. Ещё думаю, не пойти ли 30-го на Серебряную Свадьбу в Йотаспейс.
    Обычный весенний депресняк. Ещё и 10 месяцев работы без отпуска. Конечно, можно и сейчас отдохнуть, но хочется солнце, море, сувлаки, сиртаки и подобной греческой фигни для туристов. а это не раньше мая.
    Держаться нету больше сил! (с)

    • Njuse4ka:

      Насчет Замятина и Оруэлла мы, конечно, спорить не будем, ибо мнения сильно расходятся 🙂
      Ярлык «обычный весенний депрессняк» никак этого депрессняка не снимает. Хотя, конечно, всё пройдёт.

    • SSS:

      Надо Замятина перечитать, чтобы освежить впечатления.
      Оруэлла раз в год обязательно перечитываю.

      PS по Котловану у Апрельского марша была одноименная песня, хорошо передающая всю безысходность оригинала.

      • Njuse4ka:

        Задумалась о том, какие книги я перечитываю, и поняла, что их можно по пальцам пересчитать.

    • Та ну, я Оруэлла не могу дочитать который год. Хаксли ничего так, особенно сцена в морге под конец. Но «Мы», конечно, шедевр на века.

      • SSS:

        Читаю сейчас «Мы» и приходу к мысли, что сравнивать, конечно же, можно, но очень разные произведения.
        У Замятина вроде бы уже готовое общество, которое больше похоже на муравейник («Муравейник Хеллстрома» тож оч люблю), но за внешними изменениями (нумера /привет Посреднику с юной Судзиловской/ и пр) остаётся все тот же человек с эмоциями и переживаниями.
        В 1984 общество/государство ещё только в начале пути, но оно представляется настоящим Левиафаном — атмосфера страха и ксенофобии, доносов и жесткой иерархии, извечная bellum omnia contra omnes и жесткое выпиливание инакомыслия на всех уровнях в том числе изменение языка.
        Если у Замятина есть верховный властитель и люди его выбирают, то в 1984 Старший Брат уже сверхидея, который был, есть и будет.
        У Замятина достаточно романтично показано (если так можно выразиться), у Оруэлла прагматично: самое главное это власть, её получение и удержание.

        В итоге разные авторы, разное видение и даже разный жизненный опыт.

  3. Ksedih:

    Всё так же душевна на волне «весенней депрессии». Как будто своё я рассматриваешь в зеркало — очень уютно и приятно.

    Моя меланхолия всю зиму длится беспробудно, потому тоже начал перечитывать-лечиться Филиппами Диками, Лемами и Замятинами. Почему-то «Мы» насмешил, грустным весельем, сквозь слёзы. Ушёл читать «Котлован» Платонова, благодарю за наводку.

    И не вздумайте прекращать с Юшиным материться — вы вдвоём определённо живые, а дома можно всё.

    P.S.
    Совершенно нестерпимо жать июля.

  4. Михаил:

    Всякое в жизни бывает. Главное чтобы рядом был «Юшин», хоть его и кормить приходится :)).

  5. Нюсечка, здоровья тебе побольше!!!

  6. Лучшее лекарство от больничной скуки — посмотри какие-нибудь видео материалы про старых, немощных и безнадёжно больных. Как в анекдоте про козу.

  7. dmitriyp:

    Оказывается, не только миплов а Агриколе нужно кормить, а еще и Юшина! Как трудно жить!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Докажи, что ты не бот * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.